Начальная страница Приглашаем на конференцию клуба Информация о клубе, адрес События клуба, Обновления на сайте Огромная коллекция постоянно обновляющихся ссылок на различные ресурсы туристической тематики Экспедиции клуба Коллекция фотоматериала с различных экспедиций и соревнований клуба
Спелеоклуб "Чужая Земля" - www.speleoclub.ru


Рейтинг@Mail.ru
 Архив - Воспоминания- "АБХАЗИЯ - 2003"
Л. Гомарева.
"АБХАЗИЯ - 2003", Л. Гомарева.
 

25.01.03. Как же здорово, когда поезд во второй половине дня! За утро люди совершают чудеса: покупают недостающую снарягу, шьют комбезы, необъяснимым образом решают сложные дела.
На перроне начинается обычная беготня с трансами, которых гораздо больше, чем свободных рук. У самого поезда подняли бокалы с шампанским за успех нашей экспедиции. Перед нами стоят грандиозные цели: соединить систему Самохват-Каньон со Снежной. Если это удастся, то будет гораздо проще достигать современного дна Снежной, не придется тратить столько сил на заброску, и, значит, больше времени останется для работы непосредственно на дне.
В составе "Чужой Земли" едут 18 человек, в том числе трое школьников, для которых эта экспедиция первая. Руководитель - Шатохин Геннадий. Спелеоклуб МГУ представляют Алексей Шелепин и Александр Гусев - люди, посвятившие работе в Самохвате не один год и являющиеся инициаторами поездки. Отдельной группой едет сборная команда из 6 человек, в которой преобладают харьковчане. Они будут работать в пещере Ветерок с той же благородной целью, что и мы.
Однако поезд уже отправляется, а нашего лидера, Гены, все еще нет. Через полчаса угасла последняя надежда на то, что он успел сесть в другой вагон. Оставшиеся два часа до Тулы народ развлекается игрой в тотализатор - делает ставки, увидим мы сегодня Гену или не увидим. Увидели. В отходящий поезд вломились еле живые Таня и Гена, на машине за 2000 рублей все-таки догнавшие нас. Говорят, повезло с водителем.
Остаток вечера в плацкартном вагоне пролетел весело и непринужденно. Однообразие дороги изо всех сил скрашивали две проводницы - дамы, достойные пера поэта. Одна из женщин явно страдала от одиночества, вторая же представляла собой классический тип стервы - проводницы. На наш дружный отказ брать белье она потребовала письменные объяснительные на имя начальника поезда.

26.01.03. В семь утра, когда мы задремали после бесконечных ночных пограничных проверок, в купе, в котором ехали я, Валера Полонский и Уксус (Круковский Дмитрий), на единственное свободное место ввалились три хорошо датых гражданина дружественной Украины - привет от заботливых проводниц. Они размахивали полуторалитровой бутылкой горилки и всячески призывали нас присоединиться к их интереснейшему времяпрепровождению. Вышеупомянутые дяденьки очень смутно представляли себе, что такое спелеология, но подозревали, что это имеет какое-то отношение к горам. Мне надолго запомнился один из их тостов: расплескивая горилку из кружек и смахивая скупые мужские слезы умиления, они прохрипели: "Ну, гладких гор вам, ребятки!". Воображение услужливо нарисовало ожидающие нас совершенно гладкие горы, и я окончательно проснулась.
Постепенно пробудились и остальные члены экспедиции. Мы ретировались в соседнее купе, и после неторопливого завтрака все занялись мелким ремонтом и подгонкой снаряжения, а мозговой центр во главе с Шатохиным составлял графики дежурств и выходов. День в дороге пролетел незаметно.

27.01.03. Дальнейшая заброска происходила в несколько этапов. От вокзала до Казачьего рынка доехали на трех маршрутках по 250 руб/шт., поймать которые, несмотря на ранний час, оказалось довольно просто. В одну запихали большую часть вещей, а в остальные расселись сами. От рынка до границы оставшийся километр прошли пешком, погрузив самые тяжелые трансы на тележку носильщика: 150 -200 руб., как договориться.
Вопреки ожиданиям, границу мы прошли довольно быстро и без особых проблем, не считая мзды пограничникам в размере 500 руб. за троих бойцов, которым добрые проводницы не вернули билеты. Наши вещи не досматривали, к документам не придирались.
После границы почти сразу удалось уговорить водителя рейсового автобуса довезти нас до Дурипша. Это удовольствие обошлось в 1500 руб. Время - десятый час утра. Если дальше все пойдет в том же темпе, то вполне возможно, что уже следующую ночь мы встретим около Самохвата. По дороге заехали на рынок в Гудауту, где закупили скоропортящуюся часть раскладки: хлеб, лимоны и некоторые вкусности. В числе прочего нашли и такой раритет, как пепси-кола 1992 года выпуска, разлитая в стеклянные бутылки из-под боржоми. Самые отчаянные бойцы даже рискнули ее попробовать. И как ни удивительно, летальных исходов не было. Все-таки отечественная химическая промышленность - это сила! А вот чурчхелла у них обалденная.
В Дурипше нас высадили около шлагбаума, и вот тут-то и случилось небольшое зависалово. Машина, о которой была договоренность, почему-то не появлялась. Прождали мы ее около 2 часов, и, как только поняли бесполезность этого занятия, мимо нас проехал местный лесовоз на Зил-131. Водителя оперативно уломали завезти кучу вещей так высоко, как это будет возможно. Выделив к трансам троих сопровождающих, которым предстояло заниматься погрузкой, остальные стройными рядами налегке двинули вверх, решив ждать машину там, где она "точно не сможет проехать". Светило солнышко, зеленел самшит, встречные коровы недоуменно косились на пеструю толпу. Постепенно дорога становилась все грязнее, появились большие лужи. Километра через 4 у каждой такой лужи собирался консилиум на тему "а пройдет ли здесь машина?" Каждый раз решали, что машина пройдет: тащиться под грузом никому не хотелось. Так дошли до пастушьего коша, где обнаружили двоих абхазов, пасших в этих краях своих коров. Они любезно угостили усталых путников кабанятиной, и тут мы совершили ошибку с далеко идущими последствиями: отдали кости крутившейся под ногами собачке. Видимо, песика это потрясло до глубины души, и с этих пор он не отходил от нас ни на шаг.
А вскоре появилась машина. Она не доехала до коша метров десять, завалившись на бок в глубокую глиняную колею. К счастью, водитель сумел выбраться без нашего непосредственного вмешательства.
Вечерело. При взгляде на кучу мешков становилось ясно, что вторая, а то и третья ходка неизбежна. Поэтому приняли стратегическое решение идти с личными вещами и ставить лагерь, а завтра вернуться за всем остальным.
Поднимались трудно. Вверх шла скользкая крутая тропа, ноги путались в колючих стеблях ежевики - и нигде питьевой воды! Окончательно стемнело, когда нам оставалось перевалить хребет и траверсом спуститься в расщелину. Шелепин героически возглавил шествие, тропя по колено в снегу. Когда наконец вышли к месту стоянки, силы осталось только чтобы поставить палатки и завалиться спать.

28.01.03. Утром жестокий вождь поднял нас в семь утра (точнее, попытался это сделать), и, оставив в лагере троих девушек-дежурных, мы спортивненько сбегали за второй ходкой.
Наша стоянка находилась в самой неблагоприятной "климатической" зоне: через 15 минут спуска начиналась весна: снег кончался, а температура повышалась градусов на пять. На таком же расстоянии вверх находилась "зима" - морозец и сухой снег. А в ущелье лежал полутораметровый снег, температура держалась в районе нуля градусов, а с неба постоянно сыпалась какая-то мокрая фигня.
На обратном пути мимо истекающих потом "шерпов", бодро перепрыгивая через карры, проносились местные горные коровы. Но все глобальные проекты по использованию парнокопытных в качестве тягловой силы не встретили отклика с их стороны, поэтому мешки мы продолжали тащить сами.
Остальное светлое время большая часть людей занималась обустройством лагеря, а Леша Шелепин и Андрей Макаров пошли в пещеру. В их задачи входило навесить первые 50 метров и расширить три неприятных вертикальных узости. Что они успешно и сделали.
А в лагере в это время происходили следующие события. Так традиционно сложилось, что кроме завхоза и зам. завхоза у нас была еще почетная должность "завсалом". Должность эту, опять же традиционно, занимал главный ценитель этого продукта - Алексеев Антон. И вот, озабоченный проблемой наилучшего сохранения шести немаленьких кусков экспедиционного сала, он тщательно завернул его в несколько пакетов, вырыл в снегу метровую яму, поместил в нее вышеуказанный продукт, засыпал снегом и со спокойной совестью удалился.
Тем временем в собачке, которую мы заботливо прикормили накануне, проснулся охотничий инстинкт. Видимо, она решила, что поймала очень крупного и жирного зверя. Прикинув, что сожрать его за один раз будет сложновато, псина оперативно перетащила свою добычу в только ей известное место.
Обнаружив пропажу, Антон окинул пса тяжелым недобрым взглядом и отправился по его следам в надежде найти тайник. Убив таким образом около часа, он вернулся к костру. Совет постановил в случае острой нехватки калорий пустить на сало саму собаку, и только после этого все немного успокоились.
А вечером к нам пришли с ответным визитом гости с коша. Тут надо сказать, что еще в Москве, основываясь на опыте наших коллег, декретом по экспедиции было постановлено, что:
А). Девушка в Абхазии - источник дополнительных проблем.
Б). Но исключить участие девушек в экспедиции не представляется возможным. И, следовательно,
В). Нужно контакты наличных девушек с местным населением свести к минимуму.
Г). Всем девушкам в добровольно-принудительном порядке назначить мужей.
Однако не все с энтузиазмом восприняли столь нежную заботу, поэтому при появлении наших горных друзей не спешили прятаться по палаткам. Абхазы, вопреки опасениям, вели себя крайне дружелюбно: угощали нас домашним вином и хлебом, рассказывали о своей жизни и вообще всячески демонстрировали свое расположение.
Ушли они еще до темноты.
После их ухода с девушками была проведена разъяснительная беседа на тему "почему следует бояться горячих абхазских парней".

29.01.03. Сразу после завтрака Алексеев Антон, Подкин Денис и я пошли делать навеску. Погода испортилась, начал накрапывать мелкий полуснег -полудождь. Как истинные джентльмены, ребята отдали мне трансик с большей частью веревки. За второй узостью мы с Денисом остались бить спиты, а Антон провешивал дальше. За несколько часов навеска была сделана. Почти у самых перил у нас кончилась веревка, а так как мы не очень представляли себе, сколько еще осталось до места лагеря, то съели перекусы и решили выходить.
На обратном пути перед шестидесятиметровым колодцем встретили группу, которая шла ставить ПБЛы - Шелепин с Гусевым и Шура Новиков с Перегудовой Катей. Спускаясь с кучей мешков, они умудрялись заодно тянуть телефон. А еще метров через 20 мы столкнулись с "группой поддержки" в лице Зиггера (Зайцева Григория) и Корнеева Кости, которые тоже тараканили трансы с лагерем. В итоге в пещере по пути вниз получилась небольшая пробка.
Вообще Самохват при первой встречи произвел на меня очень приятное впечатление. Чистая, большая, сухая пещера. Особенно удивило то, что сухая. В отличие от зимнего Алека, где под землей недостатка воды явно не наблюдается, в Самохвате мы совершенно искренне столкнулись с тем, что негде было залить карбидки.
Когда мы вышли, у костра опять сидели вчерашние гости. Женская часть экспедиции в количестве 6 человек (еще двое были под землей) была из лучших побуждений надежно спрятана в одну из палаток, и сидела обиженная и злая. Но благоразумно не высовывалась.
Обращало на себя внимание некое монументальное сооружение, воздвигнутое рядом с костром. Оно являло собой воткнутый в снег двухметровый кол, на который сверху был насажен… не может быть!!! …здоровый кусок сала! На сале явно прослеживались отпечатки огромных зубов, и вообще было видно, что пережить ему довелось немало. Нам рассказали, что днем кто-то засек бегущую по склону собаку, которая что-то несла в зубах. По тревоге был поднят весь лагерь, и в результате самоотверженных действий отдельных личностей наша потеря была частично восполнена. Через пару дней этот кусок в торжественной обстановке был съеден голодными спелеологами.
А вечером в ПБЛ с остатками вещей ушла вторая двойка - Шатохин Гена и Ходова Лена. И.О. руководителя остался Макаров Андрей. Вернуться все четверо должны были 1-го февраля.
Харьковчане тоже ушли в Ветерок, вверив нашим заботам свои палатки.

30.01.03. Всю ночь по тенту палатки барабанил дождь. Подъем ввиду отсутствия Гены был поздний, встали только к сеансу связи - к 9 утра. ПБЛ по телефону огласил перечень вещей, очень нужных, но почему-то забытых. Доставить их было поручено Тельнову Вове и Захаровой Кате.
В это же время было отправлено двое делегатов на кош для "налаживания контактов с местным населением". Идея была такова: если уж абхазы хотят пить, то хотя бы пусть делают это не в нашем лагере. А дружить с местными всегда полезно. Добровольцами были назначены Подкин Денис и Алексеев Антон.
Загрустивший было от безделья народ довольно скоро изобрел новый вид спорта: гонки на бревнах. Дрова в подавляющем большинстве случаев росли выше лагеря, и спиленные стволы транспортировали вниз верховым путем. Недостаток у этого способа был только один: неконтролируемый скоростной спуск нескольких центнеров живого веса, на пути которых вполне могла оказаться чья-нибудь бесхозная палатка. Но все обошлось сходом локальной лавины на тент.
Вечерело. Из Самохвата вышли совершенно мокрые Вова с Катей, и радостно сообщили нам, что во всех колодцах льет как в душе, причем в некоторых местах навеска идет по самой воде. Робкие попытки объяснить, что вчера пещера была абсолютно сухой, эффекта не имели. Вова пребывал в крайне угнетенном состоянии духа в связи с тем, что жестокий зам. завхоза Лена Семенова якобы умышленно забыла дать им с собой перекусы. Подобная халатность, по глубокому убеждению Вовы, могла привести к тому, что ему могло не хватить сил выбраться на поверхность. Пока жертв паводка обогрели, накормили и утешили, подошло время предполагаемого возвращения Дениса и Антона.
Делегаты с коша к контрольному сроку не вернулись. Через час решили отправлять за ними группу спасения. А еще через час наши невменяемые бойцы все-таки появились в сопровождении… уже четверых абхазов. Девушки дисциплинированно удалились в палатку, потребовав доставку ужина "на дом".
Ближе к полуночи с троими гостями удалось распрощаться, а один, Людвиг, решил остаться ночевать у нас. Точнее, он просто был не в состоянии идти назад. К утру он понял свою ошибку: я уже упоминала про значительную разницу температур у нас и на коше. Самым добросовестным в этой ситуации оказался Денис. По рассказам абхазов, на обратном пути он если и падал, то только по направлению к лагерю.

31.01.03. На утреннем сеансе связи голос из-под земли попросил принести две квадратные батарейки. За выполнение этой сложной задачи взялись Макаров Андрей, Семенова Лена и Уксус, для которого это был первый выход.
Денис опять убежал к своим новоприобретенным друзьям на кош за забытым накануне фонариком. Ему было дано строгое напутствие: если через два часа не вернется, до конца экспедиции он лишается ужина в пользу особо голодающих. Денис успел вернуться через 1час 58 минут. Особо голодающие очень расстроились.
Погода опять была отвратительная, шел дождь, иногда ради разнообразия прерываемый градом. От глобального безделья решили пожарить к обеду отбитое с боем сало.
После обеда я и Валера Полонский пошли делать описание Самохвата: враждебная человеку среда пещеры казалась намного приятней состояния дел на поверхности. Для Валеры это был первый выход. Уже на входняке я поняла, что Вова и Катя не сильно преувеличивали: внизу грозно шумела вода. Там, где в первый день лежала влажная глина, стояло озеро глубиной по колено. В общем, заодно помылись - навеска действительно шла по самой воде. Позже Шура с Катей в этом месте повесили отклонитель, но это не сильно помогло.
Сделали описание до 60-ти метрового колодца, съели сникерсы и поспешили назад: боялись, что нас догонят возвращающиеся со дна Андрей, Лена и Уксус.
А на вечернем сеансе связи ПБЛ сообщил о том, что сели аккумуляторы, и Андрей их выносит на поверхность с целью потом зарядить в Дурипше. Миссия по зарядке была возложена на Дениса, как на самого продвинутого в общении с местным населением. В помощь ему выделяли Зиггера. Круто. Значит, завтра в ПБЛ не пойдем - без аккумуляторов там делать нечего. Время выхода группы перенесли на 2 часа ночи. Доблестные дежурные в лице Валеры и Матовой Марины остались их ждать, а остальные расползлись по палаткам.
А в 3 часа ночи нас разбудил крик Лены: - Дени-и-и-ис! Собирайся в пещеру! Уксус не может идти!
Весь лагерь сразу встал на уши. Денис собрался минут за 10, поставив своеобразный рекорд, и убежал встречать оставшуюся под землей двойку. Как выяснилось, где-то на 150 метрах организм Уксуса не справился с обрушившимся на него стрессом и включил защитную реакцию, выразившуюся в абсолютном преобладании процессов торможения в поведении данного индивидуума. В итоге тройка выходила с 250 метров в течение 9 часов, причем без гидр, вися на перестежках минут по 20, под водопадом. Андрей тащил на себе транс с аккумуляторами и частично Уксуса. На последних узостях тупили уже все. Когда Уксус в очередной раз конкретно сел, решили отправить Лену за помощью. Часам к четырем всех вытащили, напоили спиртом, переодели и отправили спать.

01.02.03. Денис и Зиггер ушли в Дурипш с аккумуляторами. Время возврата - полночь. Сегодня из ПБЛа выходят Шура и Катя, вместо них должны были пойти я и Денис. Голос из-под земли предложил заменить Дениса на Вову, но Вова отказался, аргументировав свой отказ тем, что у него палец болит. Он все еще не мог простить Лене забытый перекус.
Вечером Денис и Зиггер не вернулись. Ради приличия мы с Вовкой поднялись на хребет, насладились видом ночной Гудауты и пошли спать. Версий их отсутствия было две: а). Наших бойцов споили злые абхазы, б). Их задержала местная служба безопасности по причине отсутствия документов.
Решили сегодня ложиться спать, а если завтра к 10 утра они не появятся, отправляться на поиски.

02.02.03. К завтраку пропавшая партия не вернулась. Андрей и Антон ушли на поиски. Леша передал из ПБЛа, что Гена и Лена Ходова собираются выходить. Вдруг все вспомнили про родной аккумулятор, и решили пока поработать на нем. Я поняла, что Дениса я не дождусь и уговорила тяжело травмированного Вову все-таки пойти в ПБЛ, пообещав ему много-много еды.
Когда мы уходили, вестей из Дурипша все еще не было.
Вниз мы дошли за полтора часа, пропустив выходивших Гену и Лену. В Шелепинском лагере нас уже ждал горячий чай с лимоном. Мы передали им маленький аккумулятор и пошли обживаться на новом месте. Палатки разделял семиметровый вертикальный уступ, на котором висела тросовая лестница. Наша палатка была внизу. А туалет был наверху. Допустим, захотелось тебе ночью пописать…
Когда мы залезли в палатку, нам показалось, что мы попали в гастрономический рай. Мы сразу сварили суп с тушенкой, нарезали колбасы, сала, сыра, залили все это майонезом и кетчупом и алчно сожрали. Во время трапезы мимо нас в забой прошли Леша и Саша, пригласив нас к ним присоединиться. Путь к месту работ лежал через ранее прокопанный завал, потом вываливался в небольшой зал, и вот из этого зала и пытались теперь выйти. Воды, начиная от места лагеря, не было вообще, везде стояла великая сушь. Зато было полно мельчайшей сухой пыли, которая забивалась во все доступные места.
Из забоя мы несколько раз связывались с поверхностью. Андрей и Антон вернулись в лагерь, проведенное ими расследование показало, что в Дурипше зарядного устройства не нашлось, и бойцы уехали в Гудауту. Поэтому Андрей и Антон с чистой совестью идут к нам.
В завале мы с Вовой колупались где-то до 12 ночи. Место было премерзкое: огромные бульники, сцементированные натеками. Сквозь щели отчаянно дуло, летел песок, но большого пространства не просматривалось. Кое-где рубились прямо в монолите. При ударе кувалдой о породу летели искры. Предыдущая группа прокопала в этом ход длиной метра четыре и уперлась в очередной бульник.
Когда мы вернулись в палатку, там уже сидели Андрей и Антон. С аккумуляторами. Денис с Зиггером вернулись за пять минут до их ухода. Эх, кончился гастрономический рай, теперь придется делиться. Андрей произнес долгую прочувствованную речь о том, что у нас сбивается график работ, и я непременно должна с кем-нибудь опять пойти в завал. На что я вежливо ответила, что хочу спать, блин!

03.02.03. В пять утра меня разбудил все тот же Андрей и сообщил, что они тут посоветовались, и он решил: с целью разнесения опыта я буду работать с Шелепиным, он с Антоном, а Вова с Сашей. И сейчас именно наша очередь, а потому я должна быть готова идти в забой. Сил сопротивляться не было - первые часы после принудительного пробуждения для меня самые мерзкие. В верхнем лагере меня покормили, пожалели и мы с Лешей пошли играть в гномов.
К часу дня к нам пришли сменщики: Андрей и Антон. Шелепин им все обстоятельно показал, рассказал, они вместе поработали, в итоге в лагерь мы вернулись часам к четырем. В нашей палатке сидели Костя, Денис и Вова и что-то жизнерадостно уплетали. Потом Вова и Костя ушли наверх, Денис с Сашей в забой, а я завалилась спать. Как пришли Андрей с Антоном, я не слышала.

04.02.03. Разбудил меня вернувшийся Денис и сказал, что меня хотят видеть в верхнем лагере. Леша меня встретил заботливым вопросом: - Что, бессонница мучает? Меня опять покормили. Хорошо дружить со всеми палатками! В одной поешь, в другой поешь…
На этот раз камни мы разгребали часов до 11 утра, после чего я с ужасом поняла, что Леша опять собирается остаться "на вторую смену". Наверно, все
эти эмоции отразились на моем лице, потому что меня милостиво отпустили попить чай, а заодно позвать сменщиков.
В это время в лагерь пришли гости - Захарова Катя и Зиггер. Вместе с ними мы вернулись к Шелепину. Попробовали копать параллельный ход, из которого тоже дуло, и вроде даже что-то пошло. И в этот момент Шелепин скомандовал отступление. На пятое число была назначена выемка снаряжения, и он хотел успеть еще раз вернуться в забой, а для этого надо было поспать.
В лагере обнаружились еще два гостя - Валера и Мачина Катя. Но их присутствие не могло помешать моему крепкому здоровому сну.

05.02.03. В три часа утра Денис бесцеремонно выколупнул меня из спальника и залез в него сам. Добрый Леша снова посочувствовал моей бессоннице. В забое мы окончательно высадили все аккумуляторы, пробились к узкой щели между монолитной стенкой и завалом, из которой дуло, сфотографировали ее и стали собирать вещи. С четырьмя сепульками через завал вместо обычных 20 минут мы шли почти час. В лагерь вернулись к девяти часам. А на одиннадцать была назначена выемка. Представьте себе картину: вы засыпаете в жилой четырехместной палатке, а когда просыпаетесь, обнаруживаете, что внутри осталась одна пенка, один спальник и ваше тело.
К одиннадцати пришли Гена и Лены - Ходова и Семенова. Лены взяли по трансу и стали подниматься. Антону с Андреем досталось снимать навеску. Нам на троих осталось пять мешков. Гена взял самый тяжелый, а мы с Денисом по два легких, но объемных. С ними было особенно весело в узостях.
Когда мы начали подъем, на дне Каньона очень красиво мелькали огоньки харьковчан: благополучно заткнув Ветерок, они решили в оставшиеся дни сделать спортивный траверс Самохват-Каньон, заодно пробив Каньон под SRT.
На поверхности на нас обрушился ураган звуков, цветов, запахов. Впервые с начала экспедиции светило солнце, все синело, зеленело, белело. Было очень странно видеть чистых, красивых людей.
В этот вечер никаких гостей не было, и мы допоздна сидели у костра с гитарой, наслаждаясь нашей последней ночью в горах.

06.02.03. А с утра наступила сброска. Сначала в две ходки до коша, оттуда на ЗИЛе - 131 до Дурипша, потом несколько часов в гостях у Гурама, где был великолепный винный погреб. На автобусе до границы. Провожать нас поехало человек 6 абхазов с десятилитровой канистрой вина, которое пили всем автобусом под громкие песнопения про Абхазию и бесконечные тосты.
Границу прошли без проблем. Радостно ступили на Российскую землю. Где наши родные российские менты тут же задержали Дениса и Вову за отсутствие регистрации. Выкупили Дениса и Вову, на трех маршрутках доехали до ГО, где и заночевали.

07.02.03. День на разграбление. Омыли свои сапоги в Черном море, заодно потеряв Андрюхины часы с термометром при попытке измерить температуры воды. (Потом Андрей и Антон одели гидры и все-таки их нашли). Перебрались в Хосту, посидели в чебуречной, где встретили ехавших с Алека физтехов, саранчой прошлись по местному рынку. На вокзале добрые российские менты опять задержали все тех же Дениса и Вову и составили документ о принудительной депортации оных.
А в семь часов поезд, и вот еще одна экспедиция позади, еще один район посещен и освоен, и еще одна пещера остается ждать тех, у кого хватит сил и терпения пройти ее дальше.

THE END…

Л. Гомарева.

Фотоальбом экспедиции в феврале 2003 г.


главная;конференция;о клубе;новости;ссылки;архив;экспедиции;фотоальбом

All Contents Copyright©1998- ; Design by Andrey Makarov
Moscow caving club "Alien Earth", http://www.speleoclub.ru